на главную страницу

Кайманов Никита Фадеевич, старший лейтенант

Родился 9 (24) сентября 1907года в с. Прости Мензелинского уезда Уфимской губернии (ныне — Нижнекамский район Республики Татарстан).

Умер 13 февраля 1972 года в г. Москва.

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26.08.1941.

Кайманов Никита Фадеевич Кайманов Никита Фадеевич

Описание подвига

В 1940 году после окончания курсов «Выстрел», его переводят на самый боевой по тому времени участок, северо-западную границу начальником маневренной. Здесь ему предстояло участвовать в советско-финской войне, здесь в п. Кипронмяки Суоярвского района, где располагался штаб пограничном отряда, застала его Великая Отечественная война.

Война, одновременно взорвав тишину на всей границе от Белого до Чёрного моря, докатилась и до глухого участка в Карелии, где служил Никита Фадеевич. Начальник боевой подготовки Кипронмятского пограничного отряда, хорошо уяснил поставленную задачу. Ему было поручено возглавить сводную группу пограничников 5,6,7 застав и у самой границе организовать оборону и задержать передвижение вражеских сил, насколько возможно.

Шестую заставу, на территории которой было приказано сводной группе занять оборону, работники штаба называли «ямой». Расположенная в низине, свободно обозреваемая с окружающих её высот, застава была не подходящая для обороны. Это все понимали. Но через эту заставу пролегала широкая грунтовая дорога, по ней, огибая озера, топкие болота, леса и сопки, смогли бы пройти механизированные части противника вглубь нашей территории. Здесь, в узком месте, пограничникам надо было остановить финнов, выиграть время, чтобы подразделения армии успели подойти к границе.

29 июня 1941 года Кайманов прибыл на 6-ю заставу. Ознакомившись с последними данными обстановки, Никита Фадеевич с начальником заставы ст. лейтенантом Азановым поднявшись на сопку, осмотреть район обороны. Слева виднелась дорога, которую надо было любой ценой удержать.

Из воспоминаний старшего лейтенанта Кайманова: «Оборудуем окопы, соединённые ходами сообщения дзоты…Личный состав заставы вывести в опорный пункт. Лесной завал сделать сплошным по всему участку обороны. Прибрежную зону озера огородить колючей проволокой. Времени мало…».

Когда они возвратились на заставу, у ворот их встретил мл. лейтенант М. Борода, доложив, что личный состав 5-й заставы прибыл, добавил «готов намять ворогу бока так, шоб вин и дыхнуть не мог». К исходу 30 июня прибыли отделения с 7-й и резервной застав. А через день – и взвод Красной Армии. В сводной группе набиралось всего 146 человек.

Вооружения и боеприпасов – 2 станковых пулемёта 8 ручных, 11 автоматов, 3 ротных миномёта, 232 мины, по 5 ручных гранат на бойца и по 650 патронов…

Эвакуировав в тыл женщин и детей, старший лейтенант Кайманов приступил к оборонительным работам. «Больше пота в труде, меньше крови в бою», — это был девиз сводной группы. Кроме постоянных дозоров и боевого охранения, все воины работали до изнеможения, оставляя время только на еду и короткий сон.

Расставив группами людей и разместив пулемётные точки, сам Кайманов занял место в дзоте, расположенном у северных ворот заставы. Второй был отведён для медицинского пункта. Была налажена связь ко всем точкам обороны.

Напряжённая тишина оборвалась в ночь 3 июля. Две группы боевого охранения лейтенантов Соловьёва и Кошкина в разных местах, но в одно время натыкаются на вражескую разведку. Соловьёв приказал пропустить финнов и ударить по ним с тыла.

Однако финский офицер заметил пограничников и направил автоматную очередь по кустарнику, за которым находились бойцы. Офицер был сражён меткой очередью. На помощь была выслана группа во главе с начальником 5-й заставы мл. лейтенантом М. Борода. Сержант Ершов подполз к убитому офицеру и забрал автомат и документы. Встреченные дружным огнём пограничников, финны вначале залегли, а потом появились в нескольких десятках метров правее позиции Бороды, но были уничтожены.

Анализируя действия противника, Кайманов вскрыл истинную цель атак на позицию Бороды: вынудить его, Кайманова, перебросить на правый фланг часть сил с центрального участка, обороняемого группой Азанова, тем самым, ослабив его. Чтобы убедиться в правильности своих предположений, он посылает зам. политрука Андрея Ярыгина и бойца Михаила Чертова в тыл, разведать расположение противника против участка заставы. Разведки возвратились поздно вечером, и доложили, что силы егерей сосредоточены у озера. На возвышенности у озера установлены два орудия…

Необходимо было внести корректировку в оборону группы. Он усилил Азанова ещё одним отделением из своего резерва и ручным пулемётом.

Весь день и всю ночь противник активных действий не принимал. На рассвете 6 июля по заставе с севера и юга открыли огонь двенадцать орудий и восемь миномётов, начал артобстрел. Рухнули здания казармы, столовой, в щепки разнесло баню и надстройку колодца, загорелся деревянный склад, разрушен дзот-медпункт. Старший лейтенант Кайманов ожидал, что артобстрел вскоре перекинется на опорный пункт, и приказал вывести весь личный состав на запасные позиции. Смолкли миномёты и орудия. За лесным завалом послышался шум. Это финны пошли в атаку. Подпустив ближе, первым ударил «максим» сержанта Новикова, затем застучали ручные пулемёты сержанта Самсонова и ефрейтора Горемыкина. Через мгновения застрочил станковый пулемёт сержанта Кириллова. Снайпер Морозов преследовал огнем отходивших под лесные завалы. Атака была отбита.

А когда после обстрела финны пошли в атаку, то фланговой контратакой разбил врага и занял оборону. Бой длился 5 часов.
7 июля Кайманов записал в своем дневнике: «С восходом противник атаковал наши позиции. И как прежде, главный удар пришелся по Азанову. Провели первую контратаку. Половина боеприпасов уже израсходовано. Погиб Красноармеец Анисимов…»

8 июля в полдень, враг атаковал сводную группу по всему участку, от болота до озера. Предварив атаку ожесточенным артиллерийским налётом. От заставы остались, одни развалены. Лишь уцелел дзот военфельдшера Анохина. Противник отступил, натолкнувшись на яростную стойкость пограничников.

Изо дня в день повторялись артналёты, за ними – атаки, но взять заветный рубеж враг так и не смог. Снайпер Морозов находился впереди окопов своей обороны двое суток. Связист Карелин под огнём противника восстанавливал связь в обороне, повара Спирин и Кузмечёв пекли в полуразрушенном офицерском домике хлеб. Прямо в окопах между атаками фельдшер Анохин перевязывал и оперировал раненых. Каждый боец с честью выполнял свой долг.

11 июля противник произвёл перегруппировку сил и средств. Ночью силами пехотного батальона финны обошли лесом участок обороны, и вышли в тыл группы Кайманова. А в 4.00 пошёл в атаку на левый фланг обороны, но в результате меткого огня пограничников вынужден был отойти.

13 июля был самый жестокий штурм заставы. Финны обрушили на заставу лавину артиллерийского огня. Когда артналёт прекратился, появились два вражеских самолёта, сбросили бомбы. Сквозь дымовую завесу финны пошли в атаку. В этот раз навалились на отделение ефрейтора Горшкова. Горшков и все бойцы поднялись и схватились с врагом в рукопашную. Отделение Горшкова было разбито, силы были неравными. Однако, когда вражеские солдаты устремились к командному пункту, отделение Кошкина встретило его дружным огнём. Атака захлебнулась. Вражеским снайпером был убит начальник 6-й заставы старший лейтенант Азанов и ещё 5 человек.

Не успел еще ветер разогнать едкий пороховой дым, как над позицией снова появились два бомбардировщика. Земля стонала под разрывами. И каждый день, начиная с 13 июля, словно по расписанию, бомбардировщики появлялись в одно и тоже время, и отбомбившись уходили на запад.

18 июля старший лейтенант Кайманов высылает разведку во главе с лейтенантом Соловьёвым. Пройдя 35 км, они обнаружили, что везде был враг. Разведка вернулась обратно. Тогда он принимает решение отправить разведгруппу в посёлок Кипромяки, для связи с пограничным отрядом.

Этого же дня каймановцы хоронили убитых, тех, 13, которые теперь под памятным обелиском. Не было ритуальных залпов из винтовок. Глубокое молчание и обнаженные головы, были последними почестями товарищам ст. лейтенанту Азанову, сержанту М.Ершову, ефрейтору Горшкову, ряд. А. Зайцеву, ефрейтору М. Лыжину, ряд. Иванову, Кадырову, Попову, Пегарёву, Подкорытову, Синицыну, Смирнову, Шестакову.

Разведка в составе старшего лейтенанта Николаева, рядовых Максимова и Совкова уходят в отряд. Отправляя разведчиков, Кайманов сказал: «Мы можем продержаться ещё несколько дней, если за это время не получим приказ на отход, то будем действовать самостоятельно». По пути разведчики убивают финского офицера, захватив карту и документы. Максимов возвращается с трофеями на заставу, Николаев и Совков в посёлок Кипромяки.

20 июля боеприпасы и продукты питания подошли к концу. Тогда старший лейтенант Кайманов принимает решение выводить всю группу в тыл. 21июля разведка под командованием Ярыгина и находит только один безопасный путь для отхода – через болото.
22 июля 1941 года в 2 часа пограничники начали отход через болото в сторону границы. Ползли группами по 4 человека. По пути пришлось зарезать свою розыскную собаку, так как она своим повизгиванием могла выдать бойцов. Вначале пошли строго на запад, потом повернули направо, обогнув гору Горелую, и двинулись на восток. Пятеро тяжелораненых несли на носилках. Один из них, Василий Яманаев, умер в пути от ран. Схоронили его на высоте Берёзовой. С этой высоты Кайманов видел. Как пикировали, «юнкерса», пустую заставу.

Безопасность движения группы обеспечивали головное и боковое охранение. В правом боковом ефрейтор Морозов с двумя бойцами наткнулись на разведгруппу финны. Ефрейтор Морозов прикрывая отход товарищей, будучи раненым, при подходе врага подорвал себя гранатой. (Посмертно награждён орденом Красной Звезды).

Четверо суток выходили из окружения пограничники и пройдя 160 км. по тылам противника имея в строю 108 бойцов, не считая раненных ,25 июля вышли на дорогу Куалисма – Кипромяки, где встретили идущие машины с боеприпасами. Добравшись до отряда, они узнали, что старший лейтенант Николаев выполнил задачу.

Приказ командования выполнен отлично. Сводная группа, в течении 20 дней, вела бои с превосходящими силами противника, отразила 60 атак, и нанесла ему большие потери. Стойкая оборона не позволила использовать дорогу в своих целях. Гитлеровцы понесли потери до 500 солдат и офицеров. Группа сковывала возле себя до 2500 солдат противника, чем оказала большую помощь нашим частям.

За этот подвиг старшему лейтенанту Никите Фадеевичу Кайманову Указом Президиума Верховного совета СССР от 26 августа 1941 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда» (№ 686). За мужество и героизм, проявленный в боях, 46 человек из сводной группы были награждены орденами и медалями. Четверо из них – младший сержант Н.Самсонов. связист С.Карелин, лейтенант П.Соловьев и ефрейтор Н.Жолобов – были удостоены ордена Ленина.

14 сентября 1941 года уже майор Кайманов принимает командование 80-м пограничным отрядом, который, выйдя из подчинения 71 дивизии, подчинялся теперь начальнику войскового тыла 7-й армии. Пограничники охраняли дороги Поросозеро – Медвежья Гора — Спасская Губа – Вохтозеро. Кроме того, специальные группы вели борьбу на коммуникациях противника.

Источник: http://vpc-vympel.info/memory/146-2/