на главную страницу

Воспоминания Марии Александровны К.

 Год рождения – 1924. Национальность – русская.

До войны работала в ГЕСЕ в Соломенном, сплавляла лес по р. Шуя. Родители работали в совхозе «Максим Горький». Семья состояла из 4-х человек. О Зимней войне наша семья узнала из повестки, которая пришла брату. А через несколько месяцев в 1940 г. мы узнали, что он погиб. Сегодня я знаю, что он похоронен в «Долине смерти». Это была самая тяжелая потеря для нашей семьи.

О начале войны узнали от двоюродного брата вечером, который приехал из города. Всю ночь семья не спала, мать плакала, а утром привезли повестки. Солдат увозили на моторках и пароходах, в том числе моего отца. О войне знали лишь, что немцы напали неожиданно.

Вся наша деревня находилась в оккупации до 1944 года. Сначала мы очень боялись финнов, так как неоднократно повторялись полпытки изнасилования. Но сами же финны такие попытки пресекали, вплоть до отправления на фронт. От бомбардировок мы прятались в картофельной яме или же в лесу, в 7 км от деревни. Штаб финнов находился в Соломенном. В самом начале войны мы закапывали все вещи или же прятали их в подвал, потому что позже наш и многие другие дома были заняты финнами. В оккупации проблем с продуктами не было, только с сахаром, который мы меняли на другие продукты у тех, у кого он был. Обмен продуктами был очень распространен.

Часто финны угощали русских детей конфетами, и если родители запрещали им брать подарки, то взрослых очень часто наказывали. Во время оккупации было очень престижно иметь финскую одежду. Я помню, что у меня было платье и туфли. Во время войны я продолжала работать в Соломенном в ГЕСЕ, но на финнов. Мы заготавливали дрова. Заработная плата выдавалась марками. Еду на работу мы брали с собой из дома. Праздники отмечать в оккупации было запрещено, даже просто веселиться, поэтому молодежь тайно собиралась у кого-нибудь дома, один человек стоял на крыльце, и если шли финны, то все со стола прятали.

Финны очень часто ездили по домам с проверками, причем всегда с ними был переводчик. Однажды мы укрыли у себя дома двух русских партизан. Финны, приехав с проверкой, обнаружили одного под кроватью, второго – в подполье. Прямо у нас на глазах они были убиты штыками. Это было как предупреждение, что с нами могло быть то же самое.

На работе у нас тоже был один случай, когда девушка стала танцевать во время сплава леса. Финн подошел к ней и несколько раз по самую шею опустил ее в холодную воду, а потом ее хотели посадить в будку (так называлась камера в штабе, где иногда даже наказывали людей розгами). Я до сих пор очень хорошо знаю финский язык.

(Запись сделана в 2001 г.)

Записали:
Никулина Татьяна Владленовна – доцент, канд. ист. наук
Киселева Ольга Анатольевна – доцент