на главную страницу

Воспоминания Анны Егоровны К.

Год рождения – 1932. Национальность – русская.

Родилась я и жила до войны в Заонежском районе (ныне Медвежьегорский район) в деревне Рим. У нас был колхоз, работал хорошо, люди жили зажиточно. Когда сенокос начинался, обеды готовили на всю деревню, забивали колхозный скот. Кормили всех и нас детей тоже.

А потом началась война. Нас, школьников, стали собирать в школе и учитель рассказывал как тушить зажигательные бомбы.. Начали готовиться к эвакуации деревни, только мама увезла нас к тетке. В деревню Терехово Космозерского района. Туда мама и вывезла наше имущество. Казалось, если вся семья будет вместе, так легче войну будет пережить. Вот тут-то мы и увидели впервые финнов. Была зима. Их небольшой отряд приехал на лыжах под вечер. Помню, уже почти темно было. Тут их карелы, которые эвакуированы к нам в Заонежье были, обступили и стали на своем языке говорить. Меня тогда поразило, что они так запросто общаются. Финны их, мужиков карельских, по плечам похлопывали. А мы-то ведь знали, что они враги!

Вскоре мама ехала из деревни и встретила в поле, у леса мужчину в фуфайке. Он стал маму расспрашивать, где у финнов штаб. Мама показала. А ночью на штаб нападение было и его взорвали. На следующий день нас всех забрали и побросали в будку. Это у финнов такие тюрьмы были. Без окон, без печей. А зима, мы там все чуть Богу душу не отдали. У меня два брата были старше меня, а двое-то маленькие: брат и сестра - 6 лет и 4 года. Вот бедные-то, плакать даже не могли. А мать, а тетка поколочены были финнами. Думали, что они связные. Затем финны повезли нас в Петрозаводск. Не дали нам даже хорошенько одеться, как кинули в будку в чем были, так и отправили. Со слов мамы, нас везли в исправительный лагерь. Нас было три семьи, которых подозревали, что мы партизанам помогаем. В Кяппесельги была остановка, но в дороге нас даже не кормили. Ехали голодом. Потом привезли в Петрозаводск, а наш конвоир, нас – детей пожалел, и отправил не в исправительный лагерь, а в 5-й лагерь. Длинный такой барак – это было напротив железнодорожного вокзала. Около нашего барака была натянута проволока. Нас охраняли не финны, а русские или карелы. Но они были жестокие. Нам не разрешалось даже щавель весной собирать и подходить к проволоке. Маму же нашу из лагеря водили строем на работы в Петрозаводск. Она и квартиры убирала, и упаковывала ценные вещи, которые финны в городе собрали, а потом вывозили к себе. На дорожных работах тоже работала.

В конце лета стали нас записывать на уборку хлеба. Нас грузили в вагоны-телятники и привезли на станцию Кяппесельга, затем направили в деревню Шайдома, там были очень большие поля. Хлеб убрали, его отправили в Финляндию. А нас отправили на станцию Суна. Здесь мои братья уже работали, получали трудовую пайку, но слежка и здесь была очень строгая. За нарушения били.

Еще во время нахождения в концлагере № 5 у нас умерли брат Павел и сестра Валя. Так как есть было нечего, мы ели травяные лепешки. От этого у нас всех было расстройство желудка. Голод был страшный. Ни о чем другом думать не могли, только о том, что бы хоть что-нибудь съесть. Ну и жевали…. Многие в лагере от голодного поноса умерли. В лагере был финн – лекарь, так он старался помочь. Но что он один-то мог. Когда Павел и Валя заболели, да и мы с ними, он стал нам приносить немного молока. Но что это могло изменить. Но вот мы, старшие, все же выжили. А мои брат и сестра похоронены в братской могиле в Песках.

Выехать в Заонежье нам нельзя было, даже за вещами, т.к. у нас в документах было написано, что мы попали в концлагерь за связь с партизанами. Родня-то в Заонежье тоже натерпелась! Вот сестра говорила, что у них за деревней, в Андреевском были поля с горохом. И ребята тайком бегали туда горох собирать, голодно было. Так один из односельчан выдал их финнам и сестру посадили в будку за причиненный ущерб. Так ее мама, узнав об этом, на коленях стояла перед комендантом, отмаливала ее. Сестру отпустили. А односельчанин этот потом вместе с финнами уехал, когда те отступали. Освободили нас в 1944 году летом. И мы со станции Суна бежали в Кондопогу встречать Красную Армию. Как и сил хватило!

(Запись сделана в 2004 г.)

Записали:
Никулина Татьяна Владленовна – доцент, канд. ист. наук
Киселева Ольга Анатольевна – доцент